Великие селекционеры: Иван Владимирович Мичурин

«Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у неё — наша задача: человек может и должен создавать формы растений лучшие, чем природа! Но к природе необходимо относиться уважительно и бережно и по возможности сохранять её в первозданном виде» — И.В. Мичурин.

Любовь к растениям и природе Ивану Владимировичу Мичурину досталась по наследству. Садоводством интересовался ещё его прадед, Иван Наумович, — на своём поместье тот собрал не только коллекцию плодовых растений, но и богатую библиотеку сельскохозяйственной литературы. Позже свою любовь он передал сначала своему сыну, а затем и внуку. Несмотря на то, что дед и прадед И.В. Мичурина оба были людьми военными, свободное от службы время они всецело посвящали садоводству.

Владимир Иванович, отец Ивана, был мелкопоместным дворянином, как и его родители. Он получил домашнее образование и отправился служить приёмщиком оружия на оружейный завод в городе Тула. Против воли родителей он женился на девушке мещанского сословия, а вскоре после отставки переехал с ней в небольшое поместье «Вершина» при деревне Юмашевка (Пронского уезда Рязанской губернии), доставшееся ему по наследству. Владимир Иванович был известен на всю округу, он неустанно трудился в саду, занимался пчеловодством, собирал сельскохозяйственную литературу и семена разных культур. Он постоянно проводил разные опыты с декоративными и плодовыми растениями, а зимой обучал у себя дома крестьянских детей грамоте.

 «В силу ли наследственной передачи мне от деда (Ивана Ивановича), положившего много личных трудов при разведении большого сада…: в Рязанской губернии, или, быть может, ещё от прадеда (Ивана Наумовича), тоже известного садовода, жившего в Калужской губернии, где до сих пор существует несколько сортов груш под названием Мичуринских, а возможно, что и личный пример отца, тоже много работавшего по разведению своего сада, — сильно повлиял на меня ещё в самом раннем детстве», — И.В. Мичурин.

Благоухающий сад

Мичурин в своем саду. Источник фото: imichurin.narod.ru

Почти все дети Владимира Ивановича погибали в младенчестве. Иван стал седьмым и единственным ребёнком, который выжил. Родился он 27 октября 1855 года в тесной и ветхой сторожке лесника. Действительность встретила будущего селекционера крайне сурово — всё из-за того, что его родители сбежали от буйной душевнобольной бабушки по линии отца, с которой было абсолютно невозможно жить. Денег на съём жилья им не хватало.

Вскоре после рождения Ивана бабушку забрали в сумасшедший дом, и семейство Мичуриных смогло вернуться в поместье. Через четыре года мать Ивана, Мария Петровна, у которой было слабое здоровье, скончалась от горячки в возрасте 33-х лет. Сам Иван рос крепким и здоровым ребенком. Лишённый материнского внимания, он старался быть ближе к отцу и проводил много времени с ним в саду.

«Я, как помню себя, всегда и всецело был поглощён только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения, и настолько сильно было такое увлечение, что я почти даже не замечал многих остальных деталей жизни; они как будто все прошли мимо меня и почти не оставили следов в памяти», — И.В. Мичурин.

Ещё с юношества Иван вёл записи о том, как бороться со стихиями, как определить условия климата, характер цветения и размеры урожайности. Уже в восьмилетнем возрасте он, работая в саду с отцом, в совершенстве обучился делать окулировку, копулировку и аблактировку растений (способы прививки – прим. автора). Тогда же он собирал свою первую коллекцию из семян яблонь, слив и вишен с лучшими по величине и вкусу плодами.

К несчастью, со временем Мичурин-старший начал пить, и Ивана стали редко пускать на улицу поиграть с деревенскими мальчишками. Мичурин обучался сначала дома, а затем в Пронском уездном училище, но всё свободное время он продолжал проводить в саду огромной и красивой усадьбы. Дорога из училища домой также была интересным времяпровождением, так как проходила через лес и в любую погоду доставляла юному Мичурину истинное удовольствие.

В июне 1872 года Мичурин окончил Пронское училище, после чего его отец, собрав последние гроши, стал готовить сына к поступлению в Петербургский лицей по курсу гимназии. Но вскоре в дом пришла беда, и сравнительно молодой отец внезапно заболел рассудком и был отправлен в лечебницу в Рязань. Вслед за этим событием выяснилось, что у семьи были огромные долги, в связи с чем именитое поместье было заложено, перезаложено и должно было пойти на уплату долгов.

Дальнейшую заботу об Иване взяла на себя его тётка по отцовской линии, Татьяна Ивановна, которая одинаково сильно обожала как садоводство, так и своего племянника. В школьные годы Мичурин нередко бывал в её маленьком поместье, где коротал время за чтением книг. Образованная женщина сама еле как сводила концы с концами и не могла помочь племяннику с образованием. Но на помощь пришёл дядя, Лев Иванович, который устроил мальчика в Рязанскую гимназию.

В учебном заведении Мичурин проучился недолго. Уже в первый год поступления (1872) его исключили с формулировкой «за непочтительность к начальству». Истинная причина заключалась в том, что между дядей Мичурина и директором гимназии произошла ссора, в которой дядя отказался давать взятку.

Железнодорожная станция

Портрет Мичурина. Источник фото: imichurin.narod.ru

На этом юность Мичурина закончилась, и начался период взросления, в котором он переехал в город Козлов, чьи окрестности уже не покидал до конца жизни. Там он устроился коммерческим конторщиком местной станции, относящейся к Рязано-Уральской железной дороге, с месячным окладом в 12 рублей и 16-часовым рабочим днём. Жил он в скромной избушке, стоящей в железнодорожном поселке Ямская.

Маленькая зарплата, которой постоянно не хватало, грубое отношение начальства, однообразная скучная работа, 16-часовая рабочая смена и взяточничество коллег-конторщиков — в такой обстановке находился Мичурин в те годы. Алкоголь Иван не принимал, так что через два года получил повышение за добросовестную работу. Сперва ему дали должность товарного кассира, а вскоре и вовсе сделали помощником начальника той же станции. К слову, в царские времена руководящая работа на железной дороге считалась занятием престижным.

Будучи в должности помощника, Иван Владимирович встретил Александру Васильевну Петрушину, дочь рабочего винокуренного завода. Накопив небольшой капитал, Мичурин решил жениться на энергичной и не боящейся тяжкого труда Александре, которая стала его другом и опорой на долгие годы вперёд. Сестра жены, Анастасия Васильева, и её племянница, А.С. Платенкина, составили новую семью Мичурина. Они были прекрасными помощниками великого биолога и безропотно делили с ним изнурительный труд и все тяготы жизни.

«Женат 28 августа 1874 г. на мещанке г. Козлова Александре Васильевне Петрушиной, родившейся в 1858 году. От этого брака имею двух детей: сына Николая, родившегося в 1876 г., и дочь Марию, родившуюся в 1877 г.», — И.В. Мичурин.

Дворянские родственники Мичурина были до такой степени возмущены его неравным браком, что заявили о лишении наследства. Однако этот жест был абсолютно пустым, так как все они давно уже обнищали, и наследовать всё равно было нечего.

Чёрная полоса и первые опыты

Мичурин в своем кабинете. Источник фото: imichurin.narod.ru

В 1875 году Иван Владимирович арендовал за 3 рубля в месяц пустующую усадьбу Горбуновых, расположенную в окрестностях Козлова, площадью примерно в 600 квадратных метров. Здесь он, посадив различные плодовые растения, начал свои первые опыты по селекции. Последующие годы селекционер активно изучал всевозможную отечественную и зарубежную литературу по садоводству. Вдобавок к этому он решил обучиться слесарному делу и начал посещать ремонтные мастерские. В скором времени новые знания пригодились ему как нельзя кстати.

К сожалению, Мичурин лишился хорошо оплачиваемой должности помощника начальника станции, когда в разговоре с коллегами позволил себе отпустить едкую насмешку в адрес руководства. После увольнения материальное положение семьи оказалось плачевным, близким к нищете. Все накопленные денежные средства ушли на аренду земли. А чтобы продолжить выписывать из разных стран мира весьма дорогостоящие книги по ботанике, саженцы и семена, Мичурину пришлось подрабатывать на стороне.

Период с 1876 по 1889 годы был для будущего великого селекционера самым тяжёлым. Из-за недостатка средств Мичурин открыл в своей квартире часовую мастерскую и по возвращении с работы засиживался в ней допоздна, занимаясь ремонтом часов, сигнальных аппаратов и прочих приборов. Когда выдавалась свободная минута, он всегда посвящал её работе в саду.

В то время Мичурин изучал географическое распространение плодовых деревьев, ботанику и устойчивость растений к климату. Он изучал отечественное садоводство и упорно хотел акклиматизировать южные сорта растений к суровому сибирскому климату. Но чем больше Мичурин узнавал о методах выращивания в родных краях, тем больше убеждался в отсталости этих методов и тем сильнее в нём росло желание их улучшить. Оценивая состояние русского садоводства того времени, Мичурин писал:

«В течение целых столетий не принималось почти никаких мер к его улучшению, в особенности, в средней и северной частях Европейской России. После тринадцати лет (с 1875 г.) всестороннего теоретического и практического изучения жизни растений и, в частности, дела садоводства и его нужд в местностях средней части России… я в 1888 г. пришёл к заключению о слишком низком уровне состояния нашего садоводства. Сортименты были крайне бедны и, кроме того, засорены различными полукультурными, а иногда и прямо дикими лесными деревьями. Среди груш совершенно не было зимних сортов. Что касается черешен, абрикосов, персиков и винограда, то эти виды плодовых растений только изредка встречались в оранжереях, о культуре же их в открытом грунте не было и помину».

Позднее Иван Владимирович изобрёл опрыскиватель «для теплиц, оранжерей, комнатных цветов и всяких посевов на открытом воздухе и в парниках». Ремонт телеграфных и телефонных аппаратов долгое время был основным источником дохода селекционера. В этом деле он тоже был хорош и даже реализовал проект освещения железнодорожной станции, на которой работал. Про приусадебный сад он тоже не забывал и собрал на нём уникальную коллекцию из 600 с лишним видов плодово-ягодных растений.

Из-за крайней бедности Мичурину пришлось сильно сократить расходы. Он скрупулёзно и до копейки считал все траты, занося их в дневник. Садовод сам ремонтировал старую одежду, самостоятельно шил рукавицы, а обувь носил до тех пор, пока она окончательно не разваливалась.

Спустя некоторое время Иван Владимирович взял кредит в банке и купил усадьбу Лебедевых, которую в скором же времени приходится заложить на 18 лет в связи с отсутствием средств и многочисленных долгов. На этой усадьбе были впервые выведены Мичуринские сорта (малина Коммерция, вишни Гриот и др.), но уже через несколько лет она была настолько переполнена растениями, что продолжать на ней опыты стало невозможно.

Осенью 1887 Мичурин узнал, что один священник продаёт участок земли в 13 гектаров у поселка Турмасово, расположенного в семи километрах от города на берегу речи Лесной Воронеж. Денег у Мичурина было так мало, что совершение сделки затянулось до февраля 1888 г. Вся осень и большая часть зимы ушли на добывание денег тяжким, нередко доходящим до изнеможения, трудом.

«Арендуемая мной усадьба оказалась настолько переполнена растениями, что не имелось никакой возможности дальше вести на ней дело. В течение 5 лет нечего и думать о приобретении земли. И расходы по возможности надо сокращать до крайних пределов. А после продажи части прививок и дичков, на шестом (то есть в 1893 г.) приблизительно 5000 шт., на сумму 1000 рублей (то есть по 20 копеек), можно приобрести и землю, огородить её и засадить … Посадить между деревьев и по забору. Считая по 4 вершка на каждое растение, можно продержаться три года», — И.В. Мичурин.

После продажи всего посадочного материала сделка состоялась, но половина земли была тотчас заложена из-за долгов. Наличными у семьи Мичуриных оставалось всего 7 рублей. Из-за нехватки денег все растения с предыдущего участка семье Мичуриных пришлось носить на своих плечах — а расстояние ни много ни мало составляло 7 километров. Кроме того, на новом месте не имелось дома, и два сезона семья прожила в шалаше. Вспоминая те годы, Иван Владимирович рассказывал, что их рацион включал только выращенные ими самими овощи и фрукты, чёрный хлеб, да «цыбик чая за пару копеек».

Становление селекционера

Мичурин у себя в саду. 1934 г. Источник фото: imichurin.narod.ru

Прошло пять лет, и Мичурин наконец-то мог всецело посвятить себя садоводству, оставив работу на железной дороге. На месте запустевшей земли появилась небольшая избушка и множество плодовых деревьев и кустарников. Там же появились первые в России зимостойкие яблони, груши, сливы, черешни, вишни, а также абрикосы, персики, виноград, тутовое дерево, маслина и жёлтый папиросный табак.

Казалось, что мечта великого селекционера осуществилась, но одна особенно суровая «русская зима» всё изменила. Все южные и западноевропейские сорта в одночасье погибли. Мичурин понял, что метод акклиматизации сортов методом прививки не работает, и принял решение продолжать свои труды по выведению новых сортов путём скрещивания. Селекционер взялся за гибридизацию растений, однако это требовало немалых денежных вложений.

«Мне пришлось ввести в дело гибридизацию, т.е. скрещивание лучших по продуктивности и вкусовым качествам иностранных нежных сортов с нашими местными выносливыми сортами плодовых растений. Это дало возможность гибридным сеянцам соединить в себе наследственно переданные им от скрещенных растений-производителей красоту и лучшие вкусовые качества иностранных сортов и выносливость к климату нашей местности местных морозостойких форм», — И.В. Мичурин

К тому времени Мичурин организовал в Турмасово торговый питомник, который так и не получил широкой известности. Вопрос содержания семьи был по-прежнему актуален для селекционера. Он разослал во все концы страны «Полный прейскурант» фруктовых и декоративных кустарников и деревьев, а также семян плодовых растений, имеющихся в его хозяйстве. Сборник этот был иллюстрирован рисунками самого садовода, отличавшихся прекрасной графикой и сложной акварельной техникой. Прейскурант Мичурина не имел ничего общего с рекламными каталогами торговых компаний и являлся скорее научным руководством для садоводов, нежели подлинным прейскурантом. В своём дневнике, относящемся к тому периоду, селекционер отмечал:

«Заведомо добросовестным разносчикам яблонь, кондукторам и проводникам дал для раздачи в поездах до двадцати тысяч каталогов… От раздачи двадцати тысяч каталогов получится сотня заказчиков…».

В 1893 году, когда сад был переполнен тысячами гибридов, Мичурин заметил, что почва его питомника, представляющая собой жирный чернозём, «балует» гибриды, делая их менее холодостойкими. Пришлось пуститься на поиски нового участка.

«В условиях климата наших местностей при выведении новых сортов из семян, полученных от скрещивания нежных иностранных сортов с нашими местными выносливыми видами и при простых посевах семян плодовых растений из плодов более теплых стран (в сравнении с местом воспитания сеянцев), ни в коем случае не следует давать сеянцам тучного состава почвы, а тем более надо избегать применения каких-либо удобрений, усиливающих развитие роста сеянцев. В противном случае в строении организма будут слишком доминировать в своем развитии наследственно переданные ему свойства сортов, взятых из более тёплых стран… Конечно, от воспитания на тучной почве, при отборе в однолетнем возрасте, получалось лучших сеянцев гораздо больший процент, но все они для культуры в нашей местности по невыносливости были совершенно негодны», — И.В. Мичурин.

Прейскуранты и статьи в разнообразных журналах, к разочарованию Мичурина, не приносили дохода. Собрав последние деньги на журнальные и газетные объявления, а также через знакомых, отправляющихся на торги и ярмарки, он послал новые каталоги для распространения среди торговцев и населения. Однако в ответ встречал лишь недоверие и равнодушие как со стороны авторитетных садоводов и акклиматизаторов, так и со стороны рядовых жителей.

После долгих поисков он, наконец, нашёл в окрестностях города Козлова клочок никому не нужной заброшенной земли площадью в 13 гектаров. Она кишела оврагами, болотами, протоками и ручьями и ранее принадлежала местному чиновнику. Продав в 1899 году свою землю, Мичурин с семьёй переехал на новый участок.

К великому огорчению Ивана Владимировича, перенесение питомника на новое место окончилось потерей значительной части замечательной коллекции исходных форм и гибридов. Но он мужественно перенёс эту потерю, отметив в своём дневнике: «При воспитании сеянцев на тощей почве, при суровом режиме, хотя и меньшее их количество имело культурные качества, но зато были вполне устойчивы к морозу».

На пути к международному признанию

Портрет Мичурина Герасимов А. М. Источник фото: imichurin.narod.ru

На этом участке Мичурин прожил всю свою оставшуюся жизнь и смог реализовать на нём все свои планы и мечты. В дальнейшем именно этот участок стал основным отделением Всероссийского научно-исследовательского института генетики и селекции плодовых растений, названный именем Мичурина. Именно здесь селекционер с помощью различных технологий доказал практическую возможность преодоления нескрещиваемости многих видов растений и добился развития гибридных сеянцев необходимого качества, которые в обычных условиях развивались крайне слабо.

В 1905 Ивану Владимировичу исполнилось пятьдесят лет. К этому времени им уже был выведен ряд выдающихся сортов, однако распространить их никак не получалось. Наука того времени не желала признавать его труды. Он отправлял свои работы во все специализированные журналы, писал самому императору, строчил в различные министерства, обращая внимание бюрократов на садоводство как на важнейшую миссию человека:

«Такие серьезно важные для садового дела вопросы, как правила осмысленного выведения новых сортов плодовых деревьев путем посева и влияния подвоя на полученные сеянцы, к сожалению, крайне мало разработаны… скажу, что для гибридизационных работ крайне необходимо основать казённое учреждение, хотя бы одно на всю Россию, которое принесло бы неисчислимую пользу нашему государству».

Известна история о том, как однажды Мичурин отправил в московский журнал статью о садоводстве, в которой рассказал про свой новый способ черенкования черешни. В редакции считали, что черешня не черенкуется, и в публикации ему отказали, объяснив свою позицию фразой: «Мы пишем лишь правду». Мичурин разгневался и без всякого письменного сопровождения отправил в редакцию дюжину укоренившихся черенков черешни. В последующем ни на какие их просьбы и мольбы рассказать о способе черенкования он не отвечал.

От государственных субсидий Мичурин также отказывался, так как не хотел становиться «послушным чиновником»:

«Мне пришлось в течение 33 лет корпеть над жалкими по размерам клочками земли, отказывая себе в самом необходимом, пришлось дрожать за каждый затраченный на дело грош, стараясь как бы скорее возвратить, выбить этот грош, чтобы на следующий год была бы возможность воспитать хоть кое-как, с грехом пополам еще лишний десяток сеянцев, уничтожая иногда, скрепя сердце, ценные экземпляры лишь потому, что нет свободного места для других растений… И что же, в результате 33-летнего труда, после выведения многих ценных, по-видимому, новых сортов плодовых растений — почти ноль внимания со стороны общества и еще менее от правительства… А уже о материальной поддержке и говорить нечего. И вот, в конце концов, дело гибнет, питомник запущен, две трети новых сортов частью погибли, затерялись за отсутствием должного ухода, за недостатком свободного места, а частью рассеялись по различным покупателям в России и за границей, откуда к нам вернутся под другим именем».

Слава о гибридах садовода разнеслась по всему миру, и в 1896 году Ивана Владимировича избрали почётным членом американского учёного общества «Бридерс», а в 1898 канадский съезд фермеров констатировал, что в Канаде вымерзли все сорта вишен американского и европейского происхождения, но этого не произошло с «Плодородной Мичурина» из России. Прекрасно разбирающиеся в цветах голландцы предлагали Ивану Владимировичу около двадцати тысяч царских рублей за луковицы его необычной лилии, которая пахла как фиалка. Главным их условием было то, что этот цветок в России более не будет выращиваться. Мичурин, несмотря на бедность, лилию не продал.

Летом 1912 года к Мичурину всё же приехали чиновники от Николая II и селекционер получил две награды — Анну 3-й степени и Зелёный крест «за труды по сельскому хозяйству». А в марте 1913 года он получил предложение переехать в Америку или продать всю коллекцию растений. С целью пресечь посягательства на гибриды, садовод заломил такую цену, что США были вынуждены сдаться.

Вторая жизнь

Мичурин со своей женой Александрой Васильевной. Источник фото: imichurin.narod.ru

До революции в питомнике селекционера росли более девятисот сортов растений, выписанных из Японии, Франции, США, Германии и многих других стран. Здоровье уже не позволяло ему заниматься садоводством как прежде, и он решил привлечь к работе беспризорных детей. Однако в эти планы вмешалась Первая мировая война.

Питомник биолога перестал работать, и выбивавшийся из сил Иван Владимирович опять с трудом сводил концы с концами. В 1915 году началась череда несчастий, едва не разрушивших все надежды на продолжение исследовательских работ. По весне разбушевавшаяся река, выйдя из берегов, затопила питомник. Затем ударили сильные морозы, похоронив подо льдом многие ценные гибриды и готовые к продаже экземпляры. Вслед за этим несчастьем последовало ещё более ужасное — в городе началась эпидемия холеры. Добрая и чуткая жена Мичурина ухаживала за одной заболевшей девушкой, но заразилась сама. В итоге молодая и сильная девушка поправилась, а Александра Васильевна скончалась.

Личное горе пошатнуло великого биолога, его сад стал приходить в запустение, но он по-прежнему старался ухаживать за ним по мере сил. В этот период до Ивана Владимировича дошли слухи об октябрьском перевороте, но большого значения этому он не придал, пока в ноябре 1918 года к нему не пожаловал товарищ из Народного комиссариата земледелия и не объявил, что его сад национализируется. Мичурин пришел в себя и сразу же отправился в ближайшие Советы, возмущённо заявив, что нельзя так просто отобрать у него всё.

Советская власть успокоила садовода, сообщив, что он останется при участке в должности заведующего, и вскоре к Ивану Владимировичу прислали многочисленных помощников и учеников. Так началась вторая жизнь Мичурина.

Внимание к труду селекционера, к его личности и опыту обрушились лавиной. Всё то, о чём он мог только мечтать, осуществилось внезапно и многократно. Власти нуждались в новых общественных кумирах, и Мичурин был назначен таковым. Все его труды неограниченно финансировались, а сам Иван Владимирович получил официальные права вести дела питомника по своему собственному усмотрению.

С тех пор Мичурин мог обмениваться телеграммами с самим Сталиным, а с двенадцати и до двух часов дня к нему приходили делегации учёных, колхозников и рабочих. К весне 1919 года количество экспериментов в мичуринском саду увеличилось до нескольких сотен. Мичурин давал консультации работникам сельского хозяйства по проблемам поднятия урожайности, борьбы с засухой и селекции, участвовал в агрономических работах Наркомзема, а также выступал перед многочисленными учениками. Теперь его жизнь была наполнена новым смыслом и была также полна забот, но уже без постоянной нехватки денег.

Жизненное кредо

Портрет Мичурина. Источник фото: imichurin.narod.ru

Ещё в сорокапятилетнем возрасте Мичурин установил жёсткий распорядок дня, который оставался неизменным до самого конца его жизни. Селекционер вставал в пять часов утра и до двенадцати работал в саду с перерывом на завтрак в восемь утра. В полдень он обедал, затем до трёх часов дня отдыхал, читал газеты и специальную литературу (после революции — принимал делегации). С 15 часов дня и до вечера Иван Владимирович снова трудился в питомнике или, если не позволяли погода и обстоятельства, в своём кабинете. В 9 часов вечера он ужинал, а затем до полуночи трудился над корреспонденцией, после чего ложился спать.

Когда у Ивана Владимировича наступала полоса неудач, он на время отрывался от любимого им растительного мира и переходил к другим, не менее любимым делам — чинил часы и фотоаппараты, занимался механикой, модернизировал барометры и изобретал уникальные инструменты для садоводов. Сам Мичурин это объяснял потребностью «освежить мыслительные способности».

Помимо многочисленных барометров и секаторов Иван Владимирович изобрёл и смастерил прибор для замера радиации, изящный перегонный аппарат для выгонки из лепестков роз эфирного масла, прививочное долото, портсигар, зажигалку и специальную машинку для набивки папирос табаком. Он даже ставил собственные эксперименты с электричеством, вырабатываемом на собранной им ручной динамо-машине.

Долгое время селекционер не мог позволить себе купить пишущую машинку и в итоге он сделал её сам. Кроме того, он придумал и соорудил металлическую портативную переносную печь, в которой паял и ковал оборудование. Также у него имелась уникальная мастерская по изготовлению муляжей овощей и фруктов из воска, которые были сделаны настолько хорошо, что некоторые гости даже пытались их съесть.  

В этом же кабинете-мастерской Мичурин принимал посетителей. Вот как один из них описывал помещение:

«За стеклом одного шкафа — пробирки, колбы, склянки, банки, гнутые трубки. За стеклом другого — модели ягод и плодов. На столах — письма, рисунки, чертежи, рукописи. Всюду, где только есть место, расставлены различные электрические приборы и аппараты. В одном углу, между книжной полкой и верстаком, дубовый шкафчик с всевозможными столярными, слесарными и токарными инструментами. В других углах садовые вилы, мотыги, лопаты, пилы, опрыскиватели и секаторы. На столе — микроскоп и лупы, на верстаке — тиски, пишущая машинка и электростатическая машина, на этажерке — записные книжки и дневники. На стенах — географические карты, термометры, барометры, хронометры, гигрометры. У окна токарный станок, а рядом украшенный резьбой шкаф с полученными со всех концов света семенами».

Наследие

Литературно-исторический журнал «Александръ». Источник фото: alexlib.ru

К 1920 году Мичурин вывел свыше 150 новых гибридных сортов. В 1927 году вышла кинолента «Юг в Тамбове», рассказывавшая о жизни и достижениях Мичурина. В июне 1931 года селекционер был награжден почётным орденом Ленина за свою плодотворную деятельность, а в 1932 году древний город Козлов переименовали в Мичуринск, который превратился в общероссийский центр садоводства. Впоследствии там появились Мичуринский государственный аграрный университет и научно-исследовательский институт плодоводства имени Мичурина.

В феврале 1935 года 79-летний учёный неожиданно заболел — силы его ослабли, он потерял аппетит. Несмотря на своё состояние, Мичурин продолжал работать в питомнике. После двух консилиумов врачи определили диагноз — рак желудка. Врачи неустанно присматривали за больным, а сам великий селекционер, несмотря на тяжёлое состояние, продолжал просматривать корреспонденцию и консультировать своих учеников. Он также постоянно давал указания и вносил правки в планы работ. Новых селекционных проектов в питомнике Мичурина было великое множество, и ученики сообщали садоводу о последних результатах.

Сознание Ивана Владимировича угасло в 7 июня 1935 года в 9:30 утра. Похоронен он был рядом с созданным им сельхозинститутом.

Таков был тяжёлый и неустанный путь к мечте у человека, который очень любил растения и хотел заселить всеми разнообразными культурами родную землю. И это, надо сказать, у него получилось.

Поделись
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии